2007 Корабль дураков

11995743_1816510915242041_2542496957138145444_nНа заре Ренессанса огромную популярность получили разные виды Narrenschiff – Корабля Дураков.
Это в более поздние и просвещённые эпохи разнообразных бесноватых стали помещать в специальные больницы, держать их там на цепи и показывать за деньги путешествующим гуманистам.
А веке в 16-м всех психически недужных весело гоняли из города в город, из деревни в поля.

А развитые германцы просто комплектовали целые экипажи из придурков и пускали их в увлекательные путешествия по каналам и рекам. Совершенно понятно, что весёлые морячки при юбом удобном случае приставали к берегу и кудесили в округе, но бюргеры собирались с силами и, пополнив экипаж с помощью багров наиболее яркими представителями своего соообщества, отправляли кораблик дальше по течению.

Естественно, что по официальной доктрине Корабли Дураков плыли в Святую Землю. Не беда, что на север.
Хорошая и поучительная традиция, полная ритуальных подтекстов и неочевидных смыслов.

Настал, говорю, и мой черёд.

На неделю отбываю в опасное  плавание.

Надоело трясти прутья решётки дома.

Поэтому, друзья, в путь!

Advertisements

2007 клофелин

Сегодня до того лихо позанимался физкультурой, что даже и не пошутил про то, что тренер рядом со мной смотрелся ноне как умирающий Белинский у постели умирающего Гоголя. До того был сочувственен и жалостлив.
А напротив занималося растяжкой некое кисо. Как и полагается вся в розовом. Присутствавали на деве и розовые носочки с оборочками. Ах! ах!
Принимала же она такие замысловатые позы, что было понятно – девушко решила умереть, но не уйти в одиночестве. Такие наклоны…Такие выпады… Пару раз, правда, физкультурнице чуть было не захреначили гантелькой по темечку. Она ж не дура, она ж место для упражнений выбирает стратежно – посреди потнючего лязга и сипения сквозь зубы происходит её уверенная презентация. Я люблю таких дев. Таким даже клофелин 10325254_1712880332257436_8055554363162206555_nв стакан лить не нужно.

Про событие. April 23rd, 2007

Причудлива моя мысль. Прослышал про кончину известного персонажа.
И вот что вспомнилось.

Некий трагический актёр, изгнанный Нероном из Рима, отправился с представлениями по дальним диким городам и дошёл до таких, где о театре никогда не слышали. Зрители, увидев его на котурнах, в маске и с трубным голосом, в перепуге разбежались. Тогда он обошел самых богатых людей города, каждого успокаивая и объясняя, что к чему.

После такой подготовки он вновь явился перед испуганными горожанами, изображая Андромеду Еврипида, и сперва постарался говорить и петь тихо и мягко, лишь потом усиливая голос и опять ослабляя.

Люди бросились к его ногам и умоляли продолжить ещё и ещё.

От приспособления к такой неподготовленной публике большинство красот трагедии утратилось – и выразительность слов, и прелесть ритма, и характеры, и даже сам смысл событий, – и всё равно после представления люди бросились поклоняться ему как богу и жертвовать ему самое лучшее, пока это не стало ему в тягость и он не скрылся из города тайным образом.

А через неделю в городе случилась болезнь, люди лежали на улицах, мучаясь животом, но и в изнурении они не переставали петь, кто как мог, даже без слов, которых они не знали.

Город вскоре обезлюдел, и пришлось заселять его вновь другими жителями из окрестностей. Которые театра не видели.

Это из  Евнапия Сардского.

У Флавия Филострата есть также упоминание об этом достославном случае.

Сию аллегорию разуметь следует сообразно.
Ключ несложен – “актёр” – суть т.н.”демократия”.
Удачи всем, благосостояния посильного, ангела за трапезой.21113_1603765333168937_343697892083778111_n

Детсадовское детство

April 18th, 2007

детсадовского детства Ах, да… Я же вчера встречался с другом моего детсадовского детства – Иннокентием Ф-м.
Конечно, эта встреча была не случайна. Кто бы мне поверил, еслибы я, краснея, пролепетал, что шёл себе по улице и в помятой роже 38-летнего мужика узнал розовые диатезные щёчки и васильковый взгляд друга беспомощной юности?
Итак, встреча была неслучайна. Потому как её предворял телефонический звонок, совершённый в абсолютно неурочное для меня время, в час, когда я удобно устраиваюсь на дерюжном мешке, замещающем мне кровать уже на протяжении доброго десятка лет.

-Алё… – многозначительно сказала моя телефоническая трубка.
-Але.. – не менее многозначительно ответил я.

Надо вам сказать, мои взыскательные друзья, что я очень не люблю, когда по телефону мне звонят мужчины. Понять меня несложно. Ну что хорошего мне может сказать мужик по телефону?! С женского звонка ещё можно извлечь какую-то пользу, не знаю, удовольствие. Стирку вещей можно извлечь из женского телефонного звонка. Горячее питание можно извлечь (хотя с этим делом в последнее время очевидные непорядки – разучились девоньки варить питательные супы). Незаслуженную ласку. Однажды я радостно извлёк из такого вот звонка несколько детей мужеского пола, кровиночек моих, имена которых сейчас устанавливаются, опору в старости, радость отцовским сединам.
А мужские звонки они про взыскание долгов, про геморрои размером с школьный глобусик, про резню впотьмах, про всякие гнусности, навроде выборов в градоначальство и прочее, и прочее.

А трубка моя меж тем не желала угомоняться.

-Ты меня не узнаёшь? – спросила она тревожно басом.

И вновь трагическое несовпадение желаемого и действительности… обычно после такого вопроса я молча тяну из кирзача финку – знаю чем дело-то закончится после такого вопроса-то. Начнут вспоминать всякое, то-сё, слово-за- слово, и вот уже бежит кто-то по лунной улице, сжимая в руках полуоторванное естество, голося и подпрыгивая.

-Ты – Степан Ефимович Постников? – в свою очередь спросил я.

А что мне было спрашивать? Пусть звонящий понимает, что не одиночке какому звонит беспомощному, а человеку солидному, которому сам Степан Ефимович Постников может позвонить.

-Гиллиланд! Хватит придуриваться! Это я Кеша!..

-Какой Кеша?! – тупо и ласково продолжил я традицию вопрошения.

-Помнишь детсад № * и школу №*?

Ай, бля! Ай, бля! Как же мне позабыть то и детсад свой и школу! Эти страницы своей героической биографии я помню преотличнейшим образом – тогда я был ещё малопьющим мальчиком и провалы в памяти были не так часты. Не то что в период с 1992 по 1997 годы, которые я не то что не помню, а просто сомневаюсь были ли они вообще?

-Перестаньте хулиганничать, прервите же несносный акт телефонного вандализма! – завёл я монотонным голосом свою привычную шарманку. Ведь я не только помню, что всё-таки учился в школе, но и отчётливо помню, чем я в этой школе занимался. Меня же шантажировали уже некоторыми наиболее яркими эпизодами.

-Это Кеша Ф-н! Ф-н!

И упала тут пелена с моих соколиных глазынек. И завыл я в темноте своего подсобного помещения, в котором по бедности содержусь на полном иждевении и медицинском уходе. И вспыхнула синим коптилка у изголовья мешка. И птица филин расправила крылья у меня на плечах…