Как известно многим

Как известно многим

Два часа назад внезапно понял, что потерял ключи от городской квартиры. Как и у миллионов соотечественников, мой недуг не сразу бросается в глаза. Здоровых вокруг меня немного. Один женился в прошлом месяце на вдове самоубийцы. Участвовал в свадебном торжестве в нетипичном для меня качестве – свидетеля торжества, а не жениха. Как известно многим, женат я примерно с пяти лет. Увидели мои игры с голубями и сразу отвели в ЗАГС под расписку.

С той поры ЗАГС для меня – дом родной. Не то, чтобы без штемпселя совсем не давали, но лицо у меня полно такого живого лукавства, что со штепселем девушка чувствует себя почему-то надёжней. Возможностью бракосочетаться со мной я выманил и погубил столько непередаваемой голубоглазой красы из мордовских лесов, что даже странно, что женился впоследствии я совсем на других.

Так вот захожу я по личиной свидетеля в квартиру молодой вдовы, ставшей теперь просто молодой. Висит на стене портрет прежнего её удавленника. На портрете прежний счастливец смотрится прекрасно. Есть такой тип лица, который трудно не назвать “краснодарским особым”. Кровь с молоком, надбровные дуги, усы, мощная шея, трапецевидные мышцы бугрят чёрный праздничный свитер и сочетание серьёзности с возможностью в любой момент набросить на себя седло и поскакать, громко ржа, в степь. Что, что надо было натворить нынешней невесте, чтобы вот этот производитель пошёл на крайний шаг, написав семь или восемь посмертных записок? И что теперь ждёт моего друга? Мне его не жалко, просто…

Помимо необоримой тяги к женитьбам, как все поняли, страдаю я рассеянностью. Которая нестрашна, если ты профессор и единственное что можешь потерять – ключи от вивария, в котором вдумчиво размножаются, имечтая о свободе, облучённые крысы, а забыть можешь только формулы, которые легко восстанавливаются.

А если у тебя потерялась связка ключей весом в пуд, на которой только от апартаментов девять дубликатов, плюс амбарные, плюс то да сё. Короче, стоял перед подъездной бронью и понимал, смахивая снежинки с пушистых своих ресниц, что ситуация складывается неприятная как новокуйбышевская стриптизёрша. Что времени уже полночь, что ночевать придётся, робея, в гостинице.

Что собственно и делаю. Понял, как выглядеть подозрительным в отеле “Р.” – в него надо попробовать в поночь заселиться одному, без вещей, с перебинтованной рукой.

Advertisements

стук собственной палки

стук собственной палки

Отчего-то совершенно не могу слушать музыку. Никакую. Воообще. Интересно, это пройдёт со временем? Или остаток дней я проведу под размеренное тиканье часов и стук собственной палки?

Грешил ли этим я сам? Не помню…
Но со вчерашнего вечера на банкете, понял, что категорическим принципом женской второсортности является публичное рассказывание про свой последний секс и победное пуговичное блестение глазами по случаю триумфа.